Connect with us

Зеленобиль (фантастичне оповідання про петлю часу)

Чесно про Україну

Зеленобиль (фантастичне оповідання про петлю часу)

Президент Украины Владимир Зеленский и его официальные лица, а также бабушкин диетолог Гройсман, гроссмейстер Гриценко, звукоед Вакарчук и праздношатающийся Олег Ляшко блуждали по лесам Чернобыльского радиационно-экологического биосферного заповедника в поисках выхода из затруднительной ситуации.

— Ничего, ничего, все будет хорошо, — бормотал шефир СБУ старший лейтенант Иван Баканов, нервно теребя спусковой крючок табельного пистолета. — Я читал, что мох на деревьях растет с северной стороны.

— И что? — капризно спросил Зеленский.

— Ну, узнаем, где север, — пожал плечами Баканов. — Еще если услышим лай собаки, надо идти в ту сторону, потому что там будет деревня или скит староверов.

— В Чернобыле? — скривился Зеленский. — Идти на лай собаки? Сам иди.

— Вова, вот чья бы корова мычала, — сказал Ляшко, подтягивая резиновые противорадиационные штаны, прихваченные на распродаже в магазине сети «Захер-Мазох», — это ж ты говорил: ну шо, мол, торжественная часть закончилась, конфайнмент открыли, пошли теперь, пацаны, в лес мутантов ловить. А я тебе так скажу: если мы до вечера назад дорогу не найдем, сами мутантами станем, тут это быстро делается.

Где-то справа в воздухе прогрохотал поисковый вертолет спасателей.

— Не вешать нос, гардемарины, — испуганно улыбнулся бледный как смерть Разумков, — дурна ли жисть иль хороша, милостивые государи, скоро нас найдут, изволим только подождать.

— Ты чего базаришь, как пидор? — с отвращением спросил грубиян Гриценко. На нем был испачканный засохшей чешуей камуфляж, из карманов которого торчали всевозможные рыбацкие принадлежности.

— Я, сударь, буду так, как вы изволили выразиться, базарить, пока у нас будут оккупированные территории на Востоке, пока у нас есть оккупированный Крым, — манерно ответил Разумков, рассеянно теребя томик Лермонтова. — Чтобы никто не захотел приходить и меня здесь «защищать».

— А кто, кто? — с подвохом спросил Гриценко. — Кто?

— Кое-кто, — уклончиво ответил Разумков. — Нада кто.

— Н рсстнсь с млдм ргнм, бд вчн млдм ргнм, — иронично сказал Вакарчук.

— Про «молодые регионы» что-то сказал, да? — радостно предположил Гройсман. — От классно ж придумал перед выборами гласные глотать, ух ты, гроздья арбузов на кустах! Стоп, это чернобыльская поричка, не вздумайте есть, возможно, ее подсовывает нам Порошенко. В последние 2,5 года он постоянно направлял в мою сторону такие подковерные, грязные, мелкие интриги…

— Вот не люблю, когда много болтают, — сказал Зеленский в нос. — Ну-ка, Баканов, поищи мне на этого черта что-нибудь в интернете.

— …Смотрю — а на трибуну кто-то бутерброд с картошкой подложил! — продолжал Гройсман, распаляясь. — Опускаю руку в карман — булка с вареньем, и такая вкусная, собака! А потом Порох всем начинает рассказывать, мол, «Грося толстый», а у самого глазки так и бегают…

— Я тут про вас почитал в интернете, вы же Гройсман? — зловеще спросил Зеленский. — Базарный спекулянт-заочник?

— Уж во всяком случае яйцами по роялю не стучу! — брякнул Гройсман, но быстро сбавил обороты: — И я не базарный спекулянт, я рыночник, это другое. У меня есть четкое представление, как сделать работу Кабмина более эффективной.

— Пашоол воон отсюда, рыыночник! — рявкнул Зеленский. — Выйди отсюда, разбоойник, шо, са слухам плохаа?

— Я бы вышел, но куда? — несмело спросил Гройсман.

— Та мне все равно кудаа, хоть на природу, иди гуляй, хоспади, — надрывно промурчал Зеленский. — Ыкзит!

Все, кроме Гройсмана, горячо зааплодировали. Баканов и Разумков подхватили сильно полегчавшего за последние месяцы премьера и перекинули его через кусты. Размазывая по щекам обиженные слезы, Гройсман скатился в овраг.

— А я еще сериалы твои дебильные по телеку смотрел, — с ненавистью пробубнел он, врезаясь лбом в толстый дуб. — Ну ничего, ничего, подам в суд, раздену как липку, а деньги может даже на АТО отдам… Опа, мох!

На стволе дуба и вправду был мох. Гройсман зачарованно потрогал его пальцем. Мох недовольно заворочался, слез с дерева и пополз вглубь чащи. Гройсман, радостно потирая руки, пошел за ним.

— А вы, придурки, и дальше по лесу болтайтесь, пока не сдохнете, — пробормотал он с широкой улыбкой.

…Вверху раздался шум винтов, и через несколько томительных секунд над лесными бродягами повис спасательный вертолет.

— Сюда, сюда, милостивые государи! — крикнул Разумков и, сорвав с себя лапти, замахал ими в воздухе. — Спасены!

— Снова наш квартал зажигает огни! — с достоинством сказал Зеленский, принимая мужественную позу.

Вертолетчик посмотрел на них со странным выражением на лице, потом сделал вид, что никого не заметил, и улетел.

— Ах ты… Ах ты проклятый порохобот, продажная дякула, пашол вон! — заорал ему вслед президент. — Баканов! Позвони по поводу этого черта, надо с ним разобраться. Завтра же подпишу законопроект о люстрации всех вертолетчиков, которые занимали свои должности с 23 февраля 2014 по 19 мая 2019! Им все фиолетово!

— Чу! — сказал Гриценко, осторожно раскладывая спиннинг. — Слышите, речка шумит. Мы спасены, это же Припять!

Приободрившись, беспечные украинские бродяги поспешно бросились за ним, и через несколько минут действительно вышли на берег Припяти.

— …И нмдлнн ншл, с км здсь впть, — пропел Вакарчук.

— Ты, кажется, произнес гласную, ублюдок, мать твою? — прорычал Гриценко, дрожащими от возбуждения руками прилаживая к леске силиконовую рыбку. — Скажи спасибо, что мне некогда выбивать из тебя дерьмо, потому что сейчас я буду ловить карпа.

Из воды высунулась голова огромного карпа в очках размером приблизительно с Дениса Бигуса.

— От я щас, бля, кого-то поймаю, — сказал карп. — А ну иди сюда, унылое говно.

Гриценко попятился.

— Ба… Баканов! — прохрипел Зеленский. — Убей его! У тебя есть дома ружье?

— Та какое ружье, я тебе что, лейтенант?! — пискнул Баканов. — Это конец, но где пистолет? Ах, вот же он!

Шефир главы СБУ вытащил из кармана галифе пистолет, прицелился двумя руками в ехидно ухмыляющегося карпа, выстрелил и промазал. В ответ карп бросил гранату.

— Ложись! — заорал Ляшко и накрыл Зеленского своим мужественным телом.

Бахнуло. Оглушенные бродяги, стряхивая с себя ил и радиоактивную ряску, бросились обратно в лес. Карп, выкрикивая грязные ругательства, пробежал за ними метров десять, запыхался, плюнул и вернулся в реку, прихватив по дороге оброненную Зеленским шаурму.

Беглецы выскочили на какую-то поляну и неожиданно наткнулись на четверку русских сталкеров в резиновых ушанках последней модели с триколором. Сталкеры жарили на костре брюкву и неспешно пили водку из пяти бутылок сразу.

— Слава КПСС, наконец-то будет с кем побеседовать по-русски! — обрадовался Разумков. — Исполать вам, славяне! Надо поговорить.

— Че? — набычился один из сталкеров по имени Иван. — Хохлатка? Гарелка есть?

— Это, товарищ, издержки отсутствия информационной стратегии режима Порошенко, — сладко сказал Разумков. — Никто у нас до сих пор не выстраивал информационную политику в отношении граждан России. Вы, товарищи, просто не получали объективной информации о том, что происходит в Украине, а я вам сейчас всю правду-то и расскажу, чтобы настал мир!

— Че? — зловеще спросил Иван, поднимаясь на ноги. — Ты че, бля, хахол вонючий, на своей сучьей мове песдишь мне тут.

С этими словами он подошел к Разумкову и сильно ударил его в живот обрезом ружья. Разумков, не переставая улыбаться, упал в траву.

— Это не приближает нас к Минскому процессу и возобновлению переговоров в Нормандском формате, но наша приверженность к дипломатическим решениям неизменна, — сказал Зеленский тонким голосом.

— Ты че, морда жидовская, к русскаму чилавеку обратился? — удивленно спросил Иван и стал целиться в него из ружья.

В этот момент послышались нарастающие стенания, и из кустов, активно жестикулируя раздвоенными копытами, вышел большой волосатый черт с винтообразными рогами, зачем-то одетый в драный деловой костюм. Иван взвизгнул, закричал что-то про белку, уронил ружье и бросился наутек. Следом за ним, крепко сжав в руках водку, припустили его сильно побледневшие товарищи.

— А я тебе говорил, не поминай черта всуе, — сказал Ляшко.

— Не говорил, — огрызнулся Зеленский. По его ноге потекло что-то горячее, очевидно, кровь.

— Может, хоть черт меня купит, — с неожиданной самоиронией пробормотал Гриценко в усы.

— Ск, блд, нх в плтк плз пть, — горько сказал Вакарчук. — Прклт Пнчк, чртв Клмйскй.

Черт подошел к Зеленскому, вырвал у себя клок волос и плаксиво сказал:

— Товарищ Зеленский, произошла ужасная ошибка. Кто-то из вашего окружения подал вам про меня неправдивую информацию и спровоцировал конфликт. Это небольшое недоразумение, которое сегодня-завтра пройдет. Я не буду подавать в суд, чтобы этим не воспользовались русские СМИ, я знаю, что вы разберетесь в этой досадной ситуации, в которую мы оба попали, и среагируете, и…

— Гройсман, ты, что ли? — удивленно спросил Зеленский.

— Да, это я, — смущенно сказал Гройсман. — Когда вы меня заслуженно выгнали на природу, я пошел за живым мхом, и он завел меня в петлю времени, где я провел несколько долгих лет и в конце концов стал мутантом.

— Бедный, бедный Гройсман, — с лицемерным сочувствием сказал Ляшко, — дай-ка я обниму тебя.

— Нет, — отшатнулся Гройсман.

— Сам не хочу, — засмеялся глава Радикальной партии. Смех его был почему-то невеселым.

— Слушай, ну я все понимаю, петля времени, все такое, но почему именно черт? — спросил Зеленский, отводя Гройсмана в сторону.

— Все мы теперь черти, — пожал плечами Гройсман, — просто не все еще поняли.

…Через час за ними прилетели вертолеты.

ВАСИЛИЙ РЫБНИКОВ

Коментувати

Підписуйся

Loading...

Свіже

Популярне

To Top