Connect with us

Ядерный «ихтамнет»

Блоги

Ядерный «ихтамнет»

В начале текущей недели Штаты ввели новые санкции в отношении физических и юридических лиц, которые пытаются обходить санкции в отношение Ирана за его ядерную программу. Как ранее ожидалось, под раздачу попал целый набор фигурантов с российскими именами и названиями. В то же время, Вашингтон предоставил отсрочку действия санкций по закупкам иранской нефти, целому ряду стран. На первый взгляд, подобная постановка вопроса выглядит не очень последовательной, но это потому, что общественность довольно слабо представляет себе то, за что Трамп вернул эти санкции, снятые предшественником Обамой. Бытует мнение, что Трап намеренно избавляется от всего того, что Обама записал себе в актив, а иранская сделка – яркое тому подтверждение.

На самом деле, недовольство тем, что и как делает Иран, как-то очень быстро перешло в решительные меры и было очевидно, что резкая смена темпа была обусловлена какими-то событиями, которые просто не стали достоянием общественности. Причем, воинственная риторика Израиля в этот же момент встала на паузу. Надо было выждать время, что же именно произошло и почему Штаты стали резко разворачивать свой курс в отношение Ирана.

На самом деле, приблизительный ход событий по иранскому ядерному кризису выглядит примерно так. Тегеран решил строить (с помощью РФ) свою атомную электростанцию в Бушере в нулевых годах, но дело продвигалось ни шатко ни валко и когда строительство уже стало подходить к завершению, страхуясь от непредсказуемости позиции РФ в плане поставок ядерного топлива – было принято решение развернуть собственную отрасль промышленности, направленную на обогащение урана и создание собственных тепловыделяющих элементов для зарядки реактора. Уже в процессе создания соответствующих мощностей и закупки оборудования, возник вопрос о том, что после пуска реактора можно получать не только реакторное топливо, но и оружейный плутоний, со всеми вытекающими последствиями.

В свою очередь, запуск реактора был воспринят Израилем как дэдлайн по ядерной программе, и тогда возникла реальная ситуация, при которой по ядерным объектам Ирана могли быть нанесены ракетно-бомбовые удары силами США и Израиля. Но Обама дал Израилю обещание решить вопрос дипломатическим путем и заинтересовать Тегеран остановить свою программу обогащения ядерных материалов, взамен на послабление санкций. Как оказалось, все подобные решения Обамы были полумерами, никогда не решающими проблем и очень напоминали процесс заметания муора под коврик.

Но все внезапно изменилось, и ситуация приобрела совсем другой вид, ничего не имеющий с описанной выше конструкцией. Спецслужбам Израиля удалось захватить хорошую часть архива иранской ядерной программы. Как это произошло – история умалчивает, но именно эти данные стали причиной резкого разворота Штатов, в отношении ядерной программы Ирана. Оказалось, что сделка, заключенная Обамой, была бесполезной и вредной потому, что его администрация исходила из ложных представлений о том, что и как происходит в Иране и каким образом он подошел к порогу создания ядерного оружия.

Спустя время после обмена информации по Ирану между Израилем и США, часть добытых документов была предоставлена вниманию МАГАТЭ (международной организации по контролю за объектами ядерной энергетики), после чего – их часть стала доступна всем желающим. Но что интересно, МАГАТЭ не встала на дыбы и не перешла в режим принятия чрезвычайных мер. Это при том, что представленные документы прямо указывают на то, что Иран водил за нос ее экспертов и демонстрировал им что-то наподобие цирка-шапито. Организация показала тот же недуг, что демонстрирует ООН или ОБСЕ – хроническую близорукость и чудовищную импотенцию.

Как теперь понятно, распространение этого недуга происходит в результате незащищенных связей российскими структурами или отдельными функционерами. Везде, где с ними начинают расцеловываться, импотенция приходит почти мгновенно, вот и в МАГАТЭ она пришла точно таким самым способом. А ведь информация, добытая израильскими спецслужбами, опрокидывала все то, что было принято считать о причинах иранской ядерной программы, ее размахе и целях всей этой грандиозной программы.

На самом деле, высшим руководством Ирана в самом конце 90-х, начале нулевых годов был учрежден орган, под названием «Высший совет по новым технологиям», в который входили президент Мохаммад Хотами, секретарь совета национальной безопасности Хасан Рухани, министр обороны Али Шамхани и глава организации по ядерной энергии Голамреза Агазаде. Именно этот орган сформировал задачи и утвердил финансирование проекта в размере 206 миллиардов риалов или 100 миллионов долларов, по курсу на тот момент.

В результате была принята программа AMAD или «Проект 111» — создание ядерного оружия. Начальная фаза программы должна была закончиться производством пяти боеголовок, мощностью 10 килотонн, в течение последующих 3-4 лет. Кроме того, предполагалось провести подземное испытание одного из устройств.

Что характерно, именно на этой первой фазе операции в ряде первоочередных задач не стояла закупка газовых центрифуг и другого оборудования для обогащения урана. Напротив, упор делался на создание инфраструктуры именно сборки взрывных устройств. Непосредственно на этот участок работ было привлечено 100 специалистов. Он четко понимали, что и для чего делают. Остальной персонал мог о чем-то догадываться, но фактически – ничего не знал.

Понятно, что Иран шел по короткому пути создания собственного ЯО, без длительных и трудоемких процессов создания мощностей для получения собственного урана или плутония. И действительно, в сметах программы обнаружены статьи расходов на закупку за рубежом 250 кг обогащенного урана (плутония?). Как видно из материалов, добыть уран планировали либо в РФ, либо в Казахстане, на Ульбинском металлургическом заводе. Несколько попыток добыть необходимые материалы окончились неудачей и в добытых документах имеются данные о том, что даже были потеряны деньги, направленные на оплату заказа. В конце концов, смета предполагала возможность закупки оружейного урана или плутония из расчета от 20 тыс. до миллиона долларов за килограмм и в принципе, иранская сторона заложила $200 млн. именно на эти нужды.

Но к 2003 году так и не удалось добыть нужные материалы для создания 10 боевых зарядов, на каждый из которых должно было уйти около 20 кг оружейного ядерного материала. В этот момент возникла пауза, связанная, на наш взгляд, с двумя внешними факторами. Первый – грандиозная операция сил США и коалиции в Ираке. Если бы Иран проявил свои возможности в плане обладания ЯО, то в тот момент все могло быть уничтожено в щебень просто в рамках иракской операции и этого даже никто бы не заметил. С другой стороны, к тому времени уже был налажен контакт с Путиным и была внесена окончательная ясность в саму возможность закупки оружейного урана или плутония.

Как уже теперь очевидно, через закрытые каналы Иран сообщил о желании получить определенное количество нужных им материалов, но не просто для создания пяти боеголовок в режиме «чтобы было», а для применения их по Израилю. Собственно говоря, Тегеран и сейчас этого не скрывает и обещает это сделать сразу после того, как получит собственное ЯО. То есть, вся ядерная программа Ирана строилась изначально под военный проект, причем – с его концовкой – применением по Израилю.

Но Москва выдала Ирану другую программу – развертывание мощностей для производства собственного плутония, причем – полного цикла, от добычи и обогащения Урана, вплоть до концовки технологии, в которой обязательно присутствие работающего ядерного реактора. Кроме того, Ирану четко дали понять, что реализация практического применения ЯО, предполагает наличие соответствующих средств доставки, которых у Ирана не было.

Именно этот кусок, в плане контактов с Москвой – наша собственная версия, но она поясняет то, как Иран вышел из паузы в работах, между 2003 и 2005 годом. С этого момента началось усиленной строительство АЭС в Бушере, а в скальных массивах, закрытых от атаки с воздуха, стали создаваться обогатительные урановые фабрики. В это же время иранские ракетчики получили внезапный импульс для создания новой ракетной техники, которая была способна доставить ядерный заряд на расстояние, ка раз до Израиля.

С пуском реактора в Бушере технология производства оружейного плутония уже замкнулась и именно накануне запуска реактора возник тот самый кризис, который так «мастерски» разрешил Обама. Напомним, Израиль тогда уже готов был нанести ракетно-бомбовые удары по иранским ядерным объектам без помощи США, но все остановилось в результате обамовской сделки.

Тогда в Иран прибыли специалисты МАГАТЭ, которые засвидетельствовали остановку и консервацию обогатительных фабрик. Но дело в том, что по определенному набору оборудования, специалисты могут установить цель ядерного производства, а именно то железо, которое указывало на военный характер программы, было вывезено на склады Туркуз-Абаде, в Тегеране, куда МАГАТЭ не добрались, а теперь Израиль дал документальное подтверждение того, что и где инспекторы не увидели или не захотели видеть.

Из этого всего выстраивается хорошо знакомая по КНДР схема. Москва создает условия, в данном случае – для Ирана, когда уже всем понятно, что он технически способен произвести оружейный плутоний и если он у него появляется в боеголовках, которые летят в направление Ашкелона или Иерусалима, то тут уже большой вопрос, чей именно плутоний содержится в боеголовке и вообще – чья боеголовка. Москва всегда может развести руками и сказать: «Это не мы, персы нас обдурили!» и все.

То есть, в 2003 году Путин не решился продать плутоний Ирану потому, что тот его обязательно засунет в бомбу и как-то потащит к Израилю и если она рванет – возникнут вопросы о том, откуда Иран взял уран или плутоний. А вот когда у него есть полный цикл производства ядерного топлива – вопросов уже нет. Даже если плутоний окажется российским, уличить Москву будет практически невозможно, поскольку «ихтамнет».

В общем, вот эти игры в «жмурки» с Москвой для кого-то могут кончиться очень печально и давно назрела необходимость рубить корень проблемы, а не ее отростки.

anti-colorados

Читать
Читай ще...
Коментувати

Підписуйся

Loading...

Свіже

Популярне

To Top